Закрепление посыла

.

Вскоре после начала сезона вы оцените собственную программу и сформулируете представление о том, как она должна выглядеть. У вас должна быть миссия или концепция, которую поддерживает команда, а также индивидуальные и командные цели, направленные на воплощение миссии в жизнь. По моему мнению, это лишь аперитив перед основным блюдом. Последовательность посыла к команде, хорошая организация и наличие конкретных целей для каждой тренировки являются важными составляющими оптимального развития команды. В общем, пора перейти от слов к делу. Самоанализ, миссия, постановка целей – все это важно, но на этом работа не заканчивается. Наиболее значимой частью донесения миссии до команды является ее ежедневное закрепление.


Данный подход слегка отличается от той модели, которую я применял на заре своей тренерской карьеры. В течение нескольких лет работы тренером я уделял приоритетное внимание базовым элементам хоккея. Я имел представление о желаемом конечном результате, и наша команда должна была провести собрание по установке целей. Однако, мы потратили много времени на развитие навыков и их внедрение в систему. Я верил в то, что, если мы преуспеем в вышеуказанных двух аспектах, все остальное сложится хорошо. Поскольку я контролировал игру команды на площадке, данные два аспекта были отмечены как номер 1 и номер 2, а все остальное было второстепенным. Моя философия изменилась, когда мне представился уникальный шанс вскоре после прибытия в Принстон в 2004 году. Это был год локаута в НХЛ, и главный тренер команды «Филадельфия Флайерс» Кен Хичкок согласился помогать университету Принстона в качестве тренера-волонтера.
Являясь обладателем Ку бка Стэнли, чемпионом мира и Олимпийских игр, Хичкок имел заслуженную репутацию гения хоккейных систем. Мне особенно хотелось научиться его принципам и системам работы на льду. Когда я донимал его расспросами о конкретных системах, я был очень удивлен, когда Хичкок сказал, что его любимым аспектом тренерской деятельности является создание командной «химии» и мотивирование игроков работать на достижение общей цели (или как подсказывает название данной главы, донесение до игроков миссии команды). Конечно же мы изучили системы и философии работы на льду, но наибольшее влияние, которое Хичкок оказал на нашу программу, заключалось в том, что мы узнали о тимбилдинге и эффективной методике донесения наших идей до игроков.
Прежде чем более подробно рассказать о том, чему мы научились, было бы упущением не упомянуть о том, что Хичкок поступил очень благородно, поделившись с нами своим временем и знаниями. Он смотрел видеозаписи гостевых игр, которые он не мог посетить, и мог прийти на площадку за три с половиной часа до тренировки, если у меня были какие-либо вопросы по его материалам. Он был чрезвычайно отзывчивым человеком, и работа с Хичкоком была очень полезна для нашего тренерского штаба. После того, как закончился локаут, Хичкок даже пригласил нас в лагерь команды «Филадельфия Флайерс», и мы могли наблюдать за тренировками, встречами и просмотреть видеоматериалы. Было очень занимательно видеть, как те знания, которые мы усвоили, применяются в отношении игроков высочайшего уровня, а также наблюдать за тем, как эти игроки выполняют различные упражнения, которые мы использовали в своей деятельности для достижения результата. Я безмерно уважаю Хичкока как тренера и еще больше как человека. Я очень горжусь тем успехом, которого нам удалось достичь в Принстоне, и Хичкок сыграл в этом не последнюю роль.
Хичкок начал с формирования цели в наших головах. Он интересовался и с уважением относился к методике донесения наших идей команде. Я хотел сравнить системы работы на льду и выяснить, почему определенные системы являются более успешными по сравнению с остальными. На более поздней стадии сезона Хичкок потратил большое количество времени, отвечая на вопросы о системах и ведя разговоры о командных принципах, но в самом начале сезона он отказывался отвечать на подобные вопросы. Он настаивал на том, чтобы узнать о наших целях в отношении программы и нашем видении команды в долгосрочном периоде. По аналогии с нашими «Женевскими конвенциями», касающимися игры на площадке, Хичкок хотел узнать все о наших жизненных принципах, задачах, а также о краткосрочных и долгосрочных целях, прежде чем поделиться собственным мнением о системах работы на льду. Конечно же, он следовал некоторым из методик, которые мы обсуждали, но наибольший положительный эффект на нашу программу был оказан его вниманием к постоянному закреплению посыла, адресуемого команде.