Перед приездом спортсменов

.

Во время моей работы тренером студенческой команды мое взаимодействие со студентами-спортсменами начиналось задолго до их прибытия в тренировочный лагерь. Процесс подбора игроков превращает тренера в торгового агента, и для многих из нас данная часть работы является наименее приятной. Однако, процесс сглаживается тем фактом, что мы верим в конечный результат, и, если нашей целью является привлечение нужного спортсмена, мы можем быть максимально откровенны и предлагать будущему студенту поступить в наше учебное заведение.


Так будущий игрок получит представление о том, с каким тренером и по какой программе ему предстоит работать.

Мы все слышали истории о тренерах, которые в разговоре с желанным игроком попадали в ловушку определенных обещаний. Возможно, это случается не так часто, как можно подумать, в особенности, если вам не приходится общаться с той частью родителей, которые не хотят слушать и переиначивают слова тренера под себя.
Безусловно, тренеры обещают, что молодой игрок будет не только регулярно выходить на смену, но также будет задействован в спецбригадах при розыгрыше численного большинства и при защите в меньшинстве и, конечно же, станет капитаном команды через несколько лет. И возможно тренер действительно так считает, если игрок приедет в его тренировочный лагерь. Но проблема в том, что ничего из вышеуказанного не может быть известно заранее.
Я хочу быть откровенным с будущими игроками. Если я думаю, что игрок может достичь определенных результатов, я скажу ему об этой возможности. Полная стипендия – это финансовое благо для семьи, но она не гарантирует ни одной минуты игрового времени. Игроки, не получающие стипендии, имеют одинаковые шансы с теми, кому она полагается. Когда мы приглашаем спортсмена, мы говорим ему, что он окажет серьезное влияние на нашу команду. Я не скажу ему, что вижу в нем игрока спецбригады численного большинства, но также не скажу ничего, что исключало бы вероятность обратного.
Я скажу игроку о том, кем я вижу его в своем ростере как в первый год, так и через несколько лет. О таких вещах мы всегда говорим спортсменам предельно откровенно. Зачастую, я возвращаюсь к данному разговору с игроком по истечении нескольких лет его игры за нашу команду.
Я спрошу у игроков, выполнили ли мы все данные обещания, чтобы убедиться, что я на верном пути к цели. Лучше я потеряю перспективного игрока, сказав ему правду, чем буду стараться обойти вопросы, с которыми в любом случае придется столкнуться в будущем.
Еще одним искушением в процессе подбора игроков, которое иногда может запятнать репутацию тренера, являются негативные отзывы о конкурирующих школах. Мы не говорим о программах других школ. Это отражает личную философию, которую я исповедовал на протяжении многих лет в других моих бизнес-инициативах. Мы могли ссылаться на определенное учебное заведение или лигу, но даже в этом случае мы не придавали словам негативного оттенка. Нужно, чтобы будущий игрок услышал обо всех возможностях, которые ему будут предложены в нашем тренировочном лагере. И дело даже не в том, что такой подход более правильный, а в том, что для многих людей критические высказывания тренера о конкурентах – табу. Принцип концентрации на собственной работе придет позднее в ином контексте.
В современной среде перспективные студенты-спортсмены принимают решения на ранних стадиях обучения, а устные договоренности являются животрепещущим вопросом. Например, 14–15 – летний спортсмен и его семья достигают договоренности с учебным учреждением, которая ни к чему не обязывает до того момента, пока студент не подпишет официальное письмо о намерениях. Существует множество историй о тренерах из иных учебных учреждений, которые связывались с такими студентами и даже заставляли их изменить решение. Семьи, а иногда и школы, начинают колебаться, и ситуация может зайти в тупик.
Когда люди придерживаются письменных норм и соблюдают как букву, так и дух правил, проблем практически нет. Когда взаимоотношения основываются на джентльменских договоренностях, которые достигаются вне рамок правил, вероятность нарушения установленного порядка повышается.
Мы все знакомы с правилами (или, во всяком случае, должны их знать), работающими в подобных ситуациях. Мы также знаем, какое отношения к самим себе нам бы хотелось ожидать. Все очень просто – необходимо лишь знать правила, следовать им, быть честными и открытыми с людьми.